Право арбитражного управляющего на получение дополнительного денежного вознаграждения: позиция Верховного Суда

18.07.2022
Практика ВС

По делу о банкротстве ООО «Чумацький шлях» Хозяйственный суд Днепропетровской области определением, оставленным без изменений постановлением Центрального апелляционного хозяйственного суда, в частности, отказал в удовлетворении ходатайства арбитражного управляющего об утверждении отчета в части начисления ему дополнительного денежного вознаграждения.

Принимая указанные судебные решения, суды исходили из установленных обстоятельств нарушения арбитражным управляющим требований КУзПБ при выполнении им полномочий ликвидатора банкрота, а также из того, что право требования дополнительного денежного вознаграждения возникает у арбитражного управляющего со дня фактического поступления средств на счет должника, которые направляються на погашение требований кредиторов. Однако у арбитражного управляющего не возникло права на дополнительное денежное вознаграждение, поскольку на время продажи имущества должника и поступления средств за его реализацию полномочия ликвидатора банкрота выполнял другой арбитражный управляющий.

КГС ВС оспариваемые судебные решения оставил без изменений, сформулировав такой вывод о применении нормы права.
 

Условия, размер и момент возникновения у арбитражного управляющего права на получение им дополнительного денежного вознаграждения как соответствующего поощрения за надлежаще проделанную работу с эффективным ее результатом установлены в ст. 30 КУзПБ.

Этой нормой в императивной форме урегулировано, что размер дополнительного денежного вознаграждения устанавливается по факту выполнения арбитражным управляющим определенных действий, в частности за возврат имущества должника, находившегося у третьих лиц и при погашении требований кредиторов, а право требования возникает у арбитражного управляющего со дня фактического поступления к должнику взысканного в его пользу имущества, которое на день открытия производства по делу находилось у третьих лиц, или со дня фактического поступления средств на счет должника, направляемых на погашение требований кредиторов.
 

В КУзПБ не предусмотрено полномочий отдельного кредитора или комитета кредиторов уменьшать размер дополнительного денежного вознаграждения ликвидатора, а также отказывать в его выплате. Следовательно, при наличии оснований, а именно со дня фактического поступления к должнику взысканного в его пользу имущества, которое на день открытия производства по делу находилось у третьих лиц, или со дня фактического поступления средств на счет должника, ликвидатор имеет право на начисление дополнительного денежного вознаграждения и его выплаты.
В то же время, арбитражный управляющий при выполнении своих полномочий в соответствующей процедуре и стадии производства, в частности на стадии ликвидации, может неоднократно меняться.
 

Итак, несмотря на императивность норм ч. 3 ст. 30 КУзПБ относительно условий, размера и оснований возникновения у арбитражного управляющего права на получение дополнительного денежного вознаграждения, такое поощрение того или иного арбитражного управляющего, выполнявшего полномочия в определенной процедуре банкротства, должно осуществляться с применением судебного усмотрения, поскольку положения указанной статьи не исключают возможности того, что право на получение вознаграждения, предусмотренного ч. 3 ст. 30 КУзПБ может возникнуть и у арбитражного управляющего, во время осуществления полномочий которого наступили определенные этой нормой условия (фактическое поступление к должнику взысканного в его пользу имущества, которое на день открытия производства по делу находилось у третьих лиц, или фактическое поступление средств на счет должника, направляемых на погашение требований кредиторов), и у других арбитражных управляющих, выполнявших соответствующие полномочия по делу о банкротстве в периоды как до, так и после наступления установленных настоящей статьей условий. Соответствующее решение окончательно должен принять хозяйственный суд, в производстве которого находится дело о банкротстве, с учетом позиции ключевых участников производства по делу, прежде всего собрания/комитета кредиторов и арбитражных управляющих, утверждающих о наличии у них права на получение дополнительного денежного вознаграждения.

Учитывая установленные судами обстоятельства, а именно отстранение определением суда арбитражного управляющего от исполнения полномочий ликвидатора банкрота через признание его действий не соответствующими требованиям КУзПБ, выявление сектором по процедурам банкротства Кировоградской области отдела банкротства Юго-Восточного межрегионального управления Министерства юстиции Украины (г.Днепр) нарушений арбитражным управляющим положений настоящего Кодекса, отказ комитета кредиторов банкрота утверждать арбитражному управляющему в связи с этим выплату дополнительного денежного вознаграждения, Верховный Суд пришел к выводу, что обжалуемые судебные решения относительно выплаты арбитражному управляю щем допольнительного денежного вознаграждения, предусмотренного ч.3 ст. 30 КУзПБ, принятые обоснованно, правомерно, с применением судебного усмотрения.



Материал по теме
Суд отменил штраф ТЦК в 25,5 тысяч грн, который мужчина получил, потому что не сообщил о браке и рождении детей
подробнее
2024-07-05 12:29:00
|
Практика ВС
Верховный Суд рассмотрел дело о превышении служебных полномочий правоохранителем при остановке транспортного средства
подробнее
2024-06-24 13:11:00
|
Практика ВС
Исключают ли религиозные убеждения гражданина уголовную ответственность за уклонение от мобилизации: позиция Верховного суда
подробнее
2024-05-09 17:24:00
|
Практика ВС
Верховный суд: Решение вопроса об уменьшении неустойки относится к дискреционным полномочиям суда
подробнее
2024-04-09 17:07:00
|
Практика ВС
Верховный суд: Нахождение ребенка за границей не лишает суда Украины права разрешать спор об определении места его жительства
подробнее
2024-02-07 17:16:00
|
Практика ВС
Верховный Суд указал, может ли должник опровергать свой долг выводом полиграфа
подробнее
2024-01-22 14:08:00
|
Практика ВС